Судебно-психиатрическая экспертиза

Судебно-психиатрическая экспертизаВ 1955 году поступила на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в Томскую психиатрическую больницу. После обследоваиия была признана невменяемой как страдающая параноидной формой шизофрении, по определению суда оставлена в больнице на принудительное лечение.

‘ В больнице слышала «голоса» императивного содержания, настороженно относилась к окружающим, считала, что кругом враги, на нее действуют гипнозом, делают ей пустоту в голове, отнимают сон. В первые годы стационирования активно-биологическое лечение не применялось. К 1957 году почти перестала разговаривать, подолгу сидела в одной вычурной позе. В дальнейшем совершенно перестала следить за собой, не держала одежды, была неопрятной, временами отмечались периоды острого психомоторного возбуждения.

В 1959 году было назначено лечение аминазином до 800 мг в сутки, в дальнейшем доза была постепенно снижена до 200 мг. Через несколько месяцев поведение больной стало более правильным, она стала опрятнее, доступнее контакту, спокойнее. В беседе сообщала, что иногда появляются «голоса» внутри головы, которые подсказывают ей некоторые поступки. В 1964 году был назначен три — фтазин, доза которого в дальнейшем варьировала от 30 до 80 мг в сутки. В последующие годы получала также галоперидол, фре — нолон.

С 1971 года продуктивная психопатологическая симптоматика в состоянии больной не отмечалась. Оставалась некоторая эмоциональная уплощенность, амбивалентная оценка ранее перенесенных болезненных переживаний, заболевания в целом, инфантилизм в суждениях. Систематически включалась в трудовые процессы, работала сначала внутри отделения, затем в швейном цехе лечебно-трудовых мастерских. С работой справлялась, порученные ейдрудовые операции выполняла достаточно уверенно, стабильно, с охотой. Пользовалась правом самостоятельного выхода из отделения, достаточно рационально распределяла деньги из пенсионного пособия по инвалидности, делала самостоятельные покупки, носила собственную одежду. Поддерживала связь с родителями, которые жили в сельской местности неподалеку от Томска, часто навещали больную, иногда брали ее в отпуск. В отделении помогала персоналу в организационных вопросах, участвовала в работе совета самоуправления. Но вопрос о выписке больной до 1974 года не поднимался.

This article was written by Da