Проявление вторичной кататонии

Проявление вторичной кататонииВ 1958 году было назначено лечение аминазином до 400 мг в сутки. Поведение стало более правильным, легче вступал в контакт, улучшился сон, стал более аккуратным внешне, следил за собой. Спонтанно бредово-галлюцинаторных переживаний не высказывал, но при активном расспросе удавалось выявить, что временами слышит «голоса» внутри головы, которые заявляют, что он должен жить для народа. По-прежнему считал себя главным разведчиком, но переживания эти не носили актуального характера и не определяли поведение больного. Проявления вторичной кататонии внешне стали менее заметными. Больной пассивно выполнял некоторые трудовые операции—мыл полы в отделении, подметал двор. В эмоциональной сфере преобладали выраженные проявления апатии — был безразличен к собственной судьбе, не интересовался выпиской, не имел никаких планов на будущее. Утратил связь с матерью, которая не навещала больного годами и давно отказалась от выписки его.

В 1961 году больной был переведен в загородное отделение, где находился до 1972 года. Продолжал получать аминазин в прежней дозе, в 1965 году к лечению был добавлен трифтазин до 50 мг в сутки, позднее — френолон до 10 мг. Продуктивная симптоматика почти полностью исчезла, больной стал более контактным. В период последующего пребывания в загородном отделении больной под наблюдением персонала выполнял подсобные работы по уходу за животными на ферме, летом помогал пастухам. С этими обязанностями справлялся довольно успешно, но никакой инициативы не проявлял. В беседе выявлялось, что иногда внутри головы появляются «голоса», которые для больного неактуальны, хотя и проявлением болезнй он их не считает. Никогда не интересовался возможностью выписки, судьбой матери, которая изредка его навещала, не высказывал никаких просьб и пожеланий. При активных попытках привлечь больного в какие-либо ранее незнакомые ему виды деятельности еще более замыкался в себе, внешне производил впечатление бестолкового, неприспособленного, иногда давая аффективные реакции. В результате активной — терапии через 7 месяцев стал выполнять несложные трудовые операции под наблюдением персонала — клеил конверты, складывал картонную решетку. О бредовогаллюцинаторных переживаниях самостоятельно не рассказывал, при расспросах выяснилось, что «голоса» почти не слышит, хотя по-прежнему называет себя полковником разведки в отставке. Содержание своих прежних болезненных переживаний оценивал как происходившее в действительности, критика к заболеванию отсутствовала.

This article was written by Whitedefender